Ian Paice — от начала до конца с Deep Purple

Deep Purple
барабанщик
Легендарный бессменный барабанщик Deep Purple

Он был ребенком с длинными, пышными волосами и в овальных очках. Однако в 1968 году, года все DJ мира ставили на свои вертушки дебютную пластинку Deep Purple — «Shades Of Deep Purple», и все чаще и чаще крутили хитовый сингл Hush, Ian Paice превратился в звезду мирового масштаба. С его агрессивной игрой по бочке, быстрыми руками, которые буквально избивали тома, джазовым звучанием малого и музыкальной сообразительностью, Paice был именно тем барабанщиком, который заставил британский рок шагнуть вперед в семидесятые. Именно он заложил основу для таких жанров, как хард рок и хеви метал, которые в свою очередь породили просто прорву новых музыкальных жанров. И сегодня, с новым альбомом «What now?» и плотным концертным графиком Paice все еще может показать себя во всей красе.

Рождение Ритма

Сегодня, отдыхая в выполненном в колониальном Raffles Hotel в Сингапуре, любезный мистер Paice бесконечно далек от тех дней, когда он был молодым барабанщиком в Ноттингеме. Этот город у нас в первую очередь ассоциируется с Робином Гудом, а не с легендарным сегодня матерым музыкантом и безызвестным тогда мальчишке-барабанщике. Хотя ему повезло оказаться в том месте, где зарождалась музыка шестидесятых. «В Лондон попасть было просто не реально».

К счастью, ближайшая к Лондону остановка была на взморье. «Моя семья переехала на юг, так что я оказался не далеко от Оксфорда, и Лондон был в пределах моей досягаемости». Жизнь в пятидесяти милях от музыкальной столицы мира познакомила Ian’а с абсолютно новым для него миром. «Я был свидетелем того, как «The Nice at the Marquee» и «King Crimson» впервые вышли на сцену. Это было незабываемо. А Pink Floyd в то время играли по кабакам. Я впервые встретился с Jethro Tull в маленьком барчике, где он на глазах у драгунов и четырех обычных посетителей пытался сграть на флейте, стоя на одной ноге (смеется). На сцену начали выходить роковые, артистичные группы типа Yes, которые были полный идей о создании глубокой музыкальной партии».

В самом центре всего этого дурдома Гиггс  упорно работал над собой и выступал. «В 1963 я работал все время, и в 17 лет я уже давал шесть-семь выступлений в неделю. Что на самом деле меня подталкивало, так это то, что когда я был ребенком и лепил куличи в песочнице, свинг-трио моего отца постоянно записывались или выступали. И когда я сел за барабаны — все ритмы, услышанные в детстве, всплыли у меня в голове. Я играл так, как я слышал музыку, добавляя на свое усмотрение акценты и фантомные ноты. Я играл не обычный рок-н-ролл. К тому же я был лучшим ребенком-барабанщиком во всей округе. Были еще пара пацанят, которые вроде бы как что то пытались играть, но…не слишком успешно».

Этот молодой и перспективный барабанщик вдохновлялся творчеством Buddy Rich, Ringo, и Bobby Elliott из The Hollies. Последний оказал на Ian’а колоссальное влияние. «Он был на голову выше всех остальных! Интересные ритмы, музыкальные решения и агрессивное звучание. Ringo же запомнился мне своей вальяжной, слегка ленивой манерой исполнения. Я до сиз пор храню установку из четырех барабанов а-ля Ринго, с которой я начинал играть в Deep Purple». Установка эта была куплена в том же магазине, что и установка самого Ringo Starr’a: Ivor Arbiter’s Drum City на Shaftesbury Avenue в Лондоне. «Это было единственное метсо во всей стране, где можно было купить такие барабаны!» (смеется)

Удивительно, но про John’a Bonham’a молодой Ian не слышал вообще. «И вообще, о нем тогда никто ничего не знал. Я впервые его увидел незадолго до того, как название Led Zeppelin зазвенело на весь мир. Сначала John выступал с фолковым исполнителем Tim’ом Rose’ом. Они спели парочку акустических тем, а затем на сцену вышли Дирижабли. На задворках сцены стояла темно-синяя установка. И все следующий час я был очарован этими мощными барабанами и этим вопящим коротышкой с микрофоном. Но барабаны врезались мне в память очень четко. И через два года после этого, когда слава Led Zeppelin взлетела до небес, я с гордостью думал: «а я знаю этого чувака!»» (смеется)

Но не смотря на статус Лондона как музыкальной столицы мира, Британия шестидесятых годов не была музыкальным раем. «За год до основания Deep Purple я со своей первой профессиональной группой отправился в тур. Список выступающих был офигителен! Хэдлайнерами были The Who, а разогревали их Cream и The Merseys. Моя группа успевала отыграть перед всем этим шоу только пару песен. Проходило все в больших театрах, на три тысячи человек. Уже через четыре дня этот тур окончился полным провалом.Мы с трудом могли продать билеты хотя бы на три ряда! Невероятно и грустно! А уже через пол года The Who и Cream взрывали США, собирая по 20-30 тысяч человек на стадионах! Англия была еще не готова…»

Вдохновленные Fudge’м

Хотя такие заводные песни как Speed King и  Highway Star могли бы в будущем стать визитной карточкой Deep Purple, изначально группа равнялась на нью-йоркских «псих-н-соул» рокеров Vanilla Fudge, которые были одного уровня с Cream и Hendrix’ом. «Идея заключалась в том, что бы создать аналог Fudge в Европе, перенести их концепцию к нам. Их изобретательность, музыкальность и аранжировка просто выносили нам мозги! Я хочу сказать, что это была реально классная группа! Что же касается их барабанщика, Carmin’а Appice’а — что же, мы были с ним лучшими друзьями начиная с 1968 года. Вы играли на разогреве у Fudge в Канаде, и даже одолжили им там наши инструменты. Carmine погнул обода на моих барабанах! (смеется). Они были далеко не идеальной формы, когда он мне их вернул».

Appice отзывается о Ian’е очень тепло. «Мне нравилось, как он играет. Он напоминал мне Mitch’а Mitchel’а, с его замечательной техникой рук и постоянным смешиванием двуолей, параддидлов, рисунков с участием и рук и ног». Другой дург Ian’а, Pete York из группы Spencer Davis Group вспоминает: «Среди всех барабанщиков второй половины шестидесятых годов можно выделить технарей и «хулиганов». Мне кажется, что в Ian’е сбалансированное сочетались два этих «я», и дополнялись отменным музыкальным вкусом и способностью отделать хорошее от плохого. В общем то, он был барабанщиком, как и все мы, но он был особенным барабанщиком!»

Держи темп

После изменений в составе в 1969 году, когда в группу пришли вокалист Ian Gillan и басист Roger Glover, новые альбомы In Rock и Machine Head получились более качественными и насыщенными, что существенно повлияло и на рейтинги, и на продажи. Однако на лайве Made in Japan стиль игры Paice’а продемонстрировал, что Ian является музыкантом, который смог дополнить басовые партии Glover’а, и получить в результате этого умопомрачительный грув. «Нет ничего плохого в том, что бы играть ровно и не сбиваясь. Но всегда можно сделать партию интересной. Я отношусь к ней не как к ритму, а как к музыкальному произведения. Однако тут следует чувствовать, где лучше вступить, а где лучше заткнуться. Я вырос в эпоху великолепных барабанщиков, таких как Mitch Mitchell и Ginger Baker. А они не просто вели ровный ритм…» И тем не менее, Paice был удивлен, когда на съезде барабанщиков Chad Smith, вместо того, что бы зафигачить какое нибудь высокотехничное соло, просто уселся, и несколько минут вел простой ритм в одном и том же темпе. «Chad нам хотел показать, что темп — очень важная штука. И что он с темпом дружит». Smith же вообще отзывался о Paice’е очень положительно. «Ian представляет из себя смесь музыканта и профессионала. Когда мы играли — мы просто импровизировали. А он давал нам всем основу, поддерживал нас. Это была музыкальная беседа. Чем больше Ian играл, тем больше я понимал, что передо мной сидит барабанщик — мечта. И я гордился своим знакомством с ним!»

York подтверждает все высказывания о музыкальности Paice’а. «Типичный для Ian’а восьмидольный грув является неотъемлемым элементом его свинга, который придает ему нежность и плавность. Ритм просто плывет, течет, непрерывно и беспреградно, а восьмые ноты звучат то с акцентом, то без него. Такое впечатление, что ты слушаешь одного из лучших джазовых барабанщиков мира. Коронная фишка Ian’a — это скорость. Многие барабанщики забывают о скорости, т.к. думают, что любая сбивка, любая фигура — это банальные 4/4, и никаких там 12/8 например. Как же они ошибаются…»

Когда гитарист Steve More получил предложение присоединиться к Deep Purple  в 1994, он с одной стороны был польщен, а с другой стороны боялся оказаться на одной сцене с таким ударником — виртуозом. «Я до этого никогда не слышал группу живьем. И по этому продолжал раздумывать над этим предложением. Что, если вдруг Deep Purple — одна из тех групп, которые бешено раскручены, но на деле не так хороши, как про них говорят? Но как только мы попробовали поиграть вместе — я понял, что мои опасения беспочвенны. Ian играет уверенно и четко. Более того, у него очень хорошее звукоизвлечение. А его динамика просто великолепна. Барабанщик моей второй группы, Van Romaine, называет Ian’а «Steve Gadd от рока». (Стив Гэдд — знаменитый студийный барабанщик/сесионщик).

И как же Morse был удивлен, когда услышал эту гармонию между барабанами и басом? «Это похоже на огромный локомотив, который проносится мимо тебя с кучей вагонов, крепко и четко закрепленных друг за другом. Я был в восторге!» Ian Gillan соглашается с Morse’ом: «Paice играет утонченно и нежно. Но в то же время стучит как паровоз». Это самое «стучит как паровоз» — универсальный ответ Gillan’a  на все вопросы, касательно Paice’а. И это высказывание не лишено правда — Ian размахивается широко, на самом деле как чертов паровоз! По словам Morse’a, Paice — один из тех рок музыкантов, которые могут играть в любых жанрах, как самый закаленный сесионщик. «Ему нравится слышать слаженность в игре группы, и он всегда играет то, что будет лучше и удобнее для нас и для песни. Ian не сильно разговорчив, но мы все прислушиваемся к его советам».

И если сегодня и существует барабанщик, от которого Paice Готов принимать критику, то это Steve Gadd. «Я люблю слушать Steve’а. Он маэстро, и его изобретательность поражает меня. Не то что бы его партии быстрые и запутанные. Просто он всегда музыкален. Когда он записывался с Paul’ом Simon’ом — барабаны были частью музыки, а не сухим ритмом. Он думал о том, что играет, и играл музыкально».

Ну а что же насчет Colaiuta’a, Weckl’a, Chambers’a, и Carlock’a? «Все они классные барабанщики. Однако с ними произошло то, что и со многими другими барабанщиками. Каноны, правила игры на барабанах поглотили их личности. Например Rongo, Mitch’а b Bonham’а я мог различить вслепую. Сейчас же мы имеем барабанщиков с крутой техникой…. но отличить их друг от друга не возможно».

За пределами Deep Purple

Не смотря на статус музыкального хамелеона, мнение Paice’a всегда имело определенный вес для всех его современников-барабанщиков. Завоевав статус «барабанной знати» в сообществе барабанщиков, однажды в поздние девяностые Ian’у позвонила звезда слегка другого калибра. Paul McCartney собирал людей, что бы отыграть и записать несколько его любимых с молодости песен. «Я был удивлен, как никто другой! Paul просто спросил своего продюсера:»Кто?» И тот ответил:»Ну, я видел выступления Ian’a — он реально крут». На что Paul ответил:»Чтож, пусть это будет он.

Места гитаристов заняли  David Gilmour из Pink Floyd и Mick Green из The Pirates. Группа отписала Run Devil Run и пару раз выступила. «Это были простенькие роковые мелодии, Некоторым был необходим задор, некоторым — грув. Но ни о какой высокотехничной путанности партий речь не шла. Нужно было, что бы эти песни звучали именно так, как они должны звучать».

Итак, возможно ли играть вместе с Paul’ом, не пытаясь подражать Ringo? «В некоторых песнях я на самом деле думал, как бы Ringo их сыграл. Иногда нужен был просто размытый хэт. Однако когда они с Paul’ом вместе работают над треком — получается драйв. Если у любого другого барабанщика и басиста с таким подходом к музыке получится кантри, то у Paul’а получается рок-н-ролл».

Будто бы недостаточно было брошенного The Beatles вызова, в апреле 2012 Ian Paice присоединяется к Dave Weckl, Gavin Harrison, Ginger Baker и другим барабанщикам и принимает участие в звездном шоу вместе с Buddy Rich Big Band в лондонском Palladium. «Этот мемориальный концерт Buddy Rich’a был дикой нервотрепкой. Я выбрал для себя две мелодии, которые, как мне казалось, не должны вызвать никаких проблем. Однако скоро я понял, что совсем не рок-н-ролла от меня ожидают на громадном концерте с кучей людей, где каждая нота отыгрывается с индивидуальным акцентом и индивидуальной техникой. Представляете, каждая, черт возьми, нота! Я тысячи раз прогонял эти треки самостоятельно, просто что бы убедиться, что я правильно расставил все акценты. Это было на самом деле откровение для меня. Стоит заметить, что в итоге Ian был гвоздем программы, с песней The Beatles — Norwegian Wood. Вы можете найти это видео на YouTube.

Эпопея с бас-бочкой

Однако после выступления в Palladium новой фишкой Oaice’а стал звонкий, жирный звук бас-бочки. «Я пару раз пересекался с Buddy, и пальцами щелкал по пластику на его бас-бочке. Так что, когда я очутился на мемориальном концерте, я настроил свою бочку по его шаблону, с двумя плотно натянутыми пластиками и без дырки в заднем. Впервые за 35 лет я заново открыл для себя, как же мягко, мощно и тепло может звучать барабан. Я если вложить в удар силы — звучание воистину злое. Плюс, Carmine тогда выдал: «Хах, я опять чувствую себя за 14″ бас-бочкой! Как в старые добрые!» На что я ему ответил: «Звучит она реально круто, а остальное не важно!» Да, мы с ним до сих пор общаемся. (смеется). А по поводу звучания — я больше никогда не буду его менять. Удар на самом деле четкий и непосредственный. И звук классный».

Ian_paice_decades_of_deep_purple

 

Установка Paice’а:

Барабаны: Pearl MMP Master Series (Silver Sparkle)

1 24″ x 14″ бас-бочка
2 14″ x 6.5″ подписной Ian Paice малый барабан
3 10″ x 8″ том
4 12″ x 9″ том
5 13″ x 10″ том
6 16″ x 16″ напольный том
7 18″ x 16″ наполный том
8 14″ x 10″ том
9 15″ x 10″ том

Тарелки Paiste
A 15″ 2002 хай-хэт
B 22″ 2002 крэш
C 8″ 2002 сплэш
D 22″ 2002 райд
E 24″ 2002 крэш
F 22″ 2002 чайна

Однако приключения Ian’а с бас-бочкой на этом не закончились. «Звук был настолько классный, что когда мы приехали на студию писать наш новый альбом Now What, я спросил продюсера Bob’a Ezrin’a, можно ли попробовать отписать барабаны с двумя натянутыми пластиками. Что же, хорошо, он дао согласие. Мы поставили Remo Powerstroke как ударный и обычный Ambassador сзади, и я отстроил бочку как свинг-барабанщик сороковых годов. Получилась КРУТОТЕНЬ! В комнате с хорошей вызвучкой, о которой позаботились Bob и звукарь Corky я играл на бас-бочке, которая звучала так, как должна звучать бас-бочка! Это было не похоже на обычное «шлепанье» по пластику. Бочка просто бумала! Когда вы настраиваете этого монстра так, что он поет для вас — вот оно, реальное наслаждение!»

Крутой звук — это одно, а вот знание того, что надо играть — это уже совсем другое. «Когда я играю с Glover’ом (басистом), мы просто уже заранее знаем, что должно произойти. Он оставляет мне много пространства, что бы развернуться, так что я могу делать то, что считаю нужным, что бы музыка Звучала с большой буквы «З»». В 1974 году Paice привык играть с Gloenn’Ом Hughes’ом, подстраиваться под его фанковый стиль. Хотя он любит сильно загружать партии. Мне просто некуда воткнуться самому. Paul же McCartney упрощает партии до безобразия. Хотя тем самым и сводит на нет все подобные споры о сложности и загруженности».

Что я понял во время работы над Now Ehat?! так это то, что чем больше ты играешь, тем больше тебе хочется как то выпендриться. Однако, иногда даже громоздкая и абсурдная партия барабанов звучит круто. Нужно только понять, что для того, что бы барабаны зазвучали, не всегда нужно много элементов.

Ну и…. Что же теперь?

Новый альбом возвращает нас к истокам успеха группы. «Мы приступили к записи не думая о том, что мы получим: хитовый альбом, радио-трек, пару клипов. Это просто альбом, записанный на основе всего нашего былого опыта». Так что, не удивительно, что Now What?! звучит в лучших традициях Deep Purple. Да, даже спустя 45 лет после того, как первый состав был собран, британские рокеры звучат так, как должны.

Не маловажный фактор — энтузиазм Paice’а. Он сидит спокойно во время фанковского грува, и тем не менее, может завести всех музыкантов и зрителей, когда это необходимо. «Именно по этому некоторых музыкантов недооценивают», говорит Morse, «Когда человек играет так, что бы помочь остальным, и при этом еще и музыкально играет, это не всегда замечается людьми, настроенными только на восприятие очевидного. Что же касается Paice’а — мне нравится его динамика. Мне нравится как он может в любой момент завести нас всех, а затем резко перейти в продуманную импровизацию».

Были времена, когда британские музыканты теснились в минивэнах на дорогах. Что же происходит сейчас? «Ну…Каждый выбирает то, что его душе угодно», смеется Paice. «Перед концертами я просто сижу в своей комнате в отеле, а не в минивэне, и практически никуда не выхожу. Смотрю фильмы, играю в игры, слушаю музыку… В общем, расслабляюсь. Так что, когда я выхожу на сцену — я чувствую себя отдохнувшим и готовым зажигать. А вот например клавишник Don любит шататься по городу перед выступлением».

Не смотря на многолетние плотные концертные туры, постоянные переезды и перелеты, Paice не превратился в нервную истеричку. «Я и сейчас наслаждаюсь путешествиями. Мне нравится быть на сцене, играть с великолепными музыкантами и тащиться от этого. К тому же я понимаю, что все когда нибудь проходит и заканчивается. С каждым годом я приближаюсь к смерти. Так что пока у меня есть возможность выступать и радовать других, и тем более еще и деньги за это получить — я буду отдаваться этому делу полностью!»

 

Добавить комментарий