Джон Отто

Барабанщик Limp Bizkit Джон Отто

О барабанщике Limp Bizkit

«Совершенствование таких вещей, как сольная игра и независимость конечностей – это непрекращающаяся битва. Работа над этим никогда не остановится пока ты живешь на Земле».

Джон Отто,— двадцатитрехлетний парень, говорил со знанием дела и мудростью, которая никак не ассоциировалась с его возрастом. «Когда я начал слушать джаз, я не понимал эту музыку,» — сказал Отто. «Но я думал, что у этих ребят (джазовых барабанщиков (прим. перев.) не должно быть проблем ни с какой музыкой. И я хотел научиться так играть».

Посвятив себя самосовершенствованию, работе и занятиям, Отто превзошел все свои музыкальные мечты, став настоящим барабанным монстром. Он привнес джазовую беглость и эффективность грува в барабанный стиль, который является его собственным и только его собственным. И как член Limp Bizkit , группы, которая создает свои хиты путем коллективной импровизации, Отто получил широкие возможности для самовыражения. Вместе с певцом Фредом Дарстом ( Fred Durst ), басистом Сэмом Риверсом ( Sam Rivers ), DJ Lethal и новым гитаристом Майком Смитом ( Mike Smith ) Отто достиг чего-то очень редкого в наши дни бездушных поп звезд, моторизованного хип-хопа и всеобщей механизации Pro Tools .

Обычно записанные без использования клик-трэка «мамонтовые» грувы Limp Bizkit также естественны, как джунгли, и часто также свирепы. И все благодаря угару 2-й и 4-й долей Отто. К тому же бэнд оказался весьма находчивым, развиваясь по пути, который не могли себе даже вообразить претенденты на этот же трон. В основе их роста лежит взгляд на музыку, принимающий все и не отвергающий ничего. Рэп? Джаз? Металл? Хип-хоп? Это все там, в брэнде Bizkit , и все это отрывается от земли благодаря Отто, аккумулирующего в себе все достижения мирового драмминга прошлого и настоящего. Взращенные на металле, джазе и хип-хопе искрометные ритмы Отто – это масло, на котором готовятся блюда Bizkit .

Уроженец Джексонвилла (Флорида), Отто вырос, слушая всех – от Джона Бонэма ( John Bonham ) и Ларса Ульриха ( Lars Ulrich ) до Элвина Джонса ( Elvin Jones ) и Билла Стюарта ( Bill Stewart ). Помимо общения со звездами джаза, Отто посвятил немало времени серьезному академическому образованию, начав с Anderson School Of The Performing Arts , продолжив затем в школьном барабанном ансамбле и беря частные уроки у знаменитого педагога Рика Керкланда ( Rick Kirkland ). Отто снимал соло Элвина Джонса и игру Джона Бонэма. И еще он изучал безумный гений Винни Колаюты ( Vinnie Colaiuta ), наряду с академическими упражнениями Тэда Рида ( Ted Reed ) и Кима Плэйнфилда ( Kim Plainfield ). Совсем недавно Джон записал CD своих лупов и освоил искусство игры на двух бочках. И кроме обычного способа игры он совершенствовался в игре одной ногой одновременно на двух педалях. Отто также создал свою медиа-компанию.

Тем не менее, несмотря на свою занятость, он нашел время, чтобы записаться на последнем альбоме Limp Bizkit Results May Vary . На предыдущем альбоме группы Chocolate Starfish And The Hot Dog Flavored Water , Джон использовал весь свой опыт и способности для соединения «кошачьих» грувов хип-хопа с бешенными ритмами безбашенных джемов команды. Барабанщик сделал свою работу неброско и уверенно в « Hot Dog ”, предстал расслабленным до состояния рухляди в “ My Generation ”, свинячил как Бонэм в « Full Nelson » и положил на место пушечные грувы в “ Living it up ”, “ Take a Look Around ” и в “ Boiler ”. Results May Vary обнаруживает новые грани таланта Отто. Бэнд сменил концепцию, взял нового гитариста и сделал подход к музицированию более жестким, угрожающим. Results – как удар в пах, не оставляющий даже шанса на вздох. Отто здесь беспощаден от начала до конца. От “ Eat Me Alive ” и “ Gimme The Mic ” до “ Creamer ”. Эта его работа показывает, почему он — один из самых разносторонних, изобретательных, гибких и искрометных барабанщиков, работающих сегодня.

— Большинство людей не думают о том, что барабанщик, играющий металл или хип-хоп, может быть экспрессивным, но ты невероятно открыт, гибок и «текуч». Это потому, что ты много занимаешься?

— Думаю, да. Это все часы, проведенные в классе и большой исполнительский опыт. После всего этого времени за инструментом, ты приходишь к тому, что уже не надо думать обо всех этих вещах. Твоя игра становится как язык, на котором ты говоришь. Говоришь, просто выражая свои мысли, выплескиваешь то, что думаешь, не думая о словах.

— Многим джазовым барабанщикам нравятся некоторые роковые, но не наоборот. Большинство металлистов понятия не имеют об Элвине Джонсе.

— Я слушал очень много Элвина. Много лет назад я занимался с одним парнем по имени Рик Керкланд. Когда я пришел к нему на урок, я сказал, что хочу научиться играть джаз. На тот момент я не умел играть эту музыку и не понимал ее. Но джаз изумлял меня. Это звучало здорово. Потом я увлекся такими альбомами, как Bitches Brew Майлса Дэвиса. Какое-то время я был увлечен Дэйвом Вэклом. И сегодня я слушаю Винни Колаюту и Стива Гэдда, конечно.

— Почему же ты в конце концов предпочел рок джазу?

Джон: Это то, на чем я вырос. Я слушал Металлику, но и Big Daddy Kane . Для меня это все время были металл и рэп. Я — продукт этого поколения. Я делаю ритм. Попросту говоря, я находился под влиянием многих стилей, которые появлялись на сцене. И когда я начал заниматься на барабанах, я решил изучить их все. Я не называю себя супер-джазменом, но я могу читать ноты и я люблю играть самбу.

— В тебе есть эта «текучесть», которая заставляет все, что ты играешь звучать так, как надо.

— В этом-то все и дело.

Добавить комментарий