Джон Бонэм: Его влияние на нас

Все барабанщики от мала до велика знают его, как же его творчество повлияло на нас?

Вспоминая совместные гастроли, Кармайн Аппис из Vanilla Fudge был поражен: «Джон был чем-то новый и самобытным, с большим количеством агрессии и энергии. Я был просто потрясен его шестнадцатой триолью правой ногой. Он сказал, что позаимствовал это все из первого альбома VanillaFudge. Это очень смутило меня, поскольку я не помню себя играющего что-то подобное. Но затем он показал мне, где я однажды сыграл это! Он перенял этот аккорд и создал свою фирменную триоль. У него были огромные руки, ноги и чувство ритма, а также он сказал, что его кумирами были такие же, как мои. Но он также слушал и современных игроков 67-68 гг».

Одним из современных музыкантов был Роб Генрит, выступавший до периода «британского вторжения» вместе с музыкантами, специализирующийся в области поп-музыки, такими как Адам Фэйт и группой The Roulettes, в 70-х с прог-рокерами Argent, в 1980-х с вновь возродившимися The Kinks и опять вернувшийся на сцену с Argent в 2010 году. «Меня часто крутили на телевидении вместе с Адамом Фэйтом, и я был ярким игроком, так как музыка позволяла мне рисоваться. Я слышал, что это нравилось Бонэму и что он сказал, что многому научился от меня».

Либерти Девито, чья игра на барабанах продвинула многие хиты Билли Джоэла, выясняет положение дел: «Джон Бонэм был R & B барабанщик в группах, работающих в стиле хэви-металл. У него было тяжелое звучание и атака Кармайна в композиции „D’yer Maker“, элементы R & B и чувство ритма Роджера Хоукинса в „What Is And What Should Never Be“, и по мере своего совершенствования, он добавил джазовые или точнее свинговые элементы как, например, „Fool In The Rain“ в стиле Пюрди».

Аппис говорит: «Джону нравились профессиональные музыканты, работающие с лейблами Motown, Atlantic и Stax, а такж рок-н-ролльщики такие как Литтл Ричард, Бо Диддли». Как Бонэм, так и Беван были любителями американского рок-н-ролла. «Я помню, как мы с Джоном сошлись во взглядах, что самыми лучшими рок-н-ролльными барабанщиками были Эрл Пальмер и Хэл Блейн», — говорит Беван. «Игра Палмера в песне Эдди Кокрана „Somethin’ Else“, очевидно, вдохновила Бонзо на создание вступления к песне Zep „Rock And Roll“. Но еще более показательна: „Мы любили это гигантское барабанное звучание, которого Фил Спектор достиг своими аранжировками“. Так может быть именно отсюда и вытекает идея громкого барабанного звучания Zeppelin?

„Я думаю“, — комментарии Хайсмен — „вся тайна заключается в том, что у Бонэма был естественный слух ко всему, что происходило вокруг него. Я давно усвоил, что нужно играть не на барабанах, а играть в группе. Я думаю, что Джон именно так и делал“.
А что насчет барабанов?

Бонэм мог заставить любую ударную установку звучать мощно. „Это все зависит от отношения“, — говорит Хенрит. Майк Портной из Dream Theater полагает: „Звучание Бонзо — это сочетание грубой силы, тонкого изящества и безупречного ритма. Джон Бонэм был единственным, кто мог действительно звучать как Джон Бонэм. Это звучание было его, не обязательно его барабанов“.

Билл Уорд видит все иначе: „Бонэм выделялся быстротой и лёгкостью движения рук и ног. Именно благодаря его ловкости казалось, что он интуитивно знает, как найти сильные точки на каждом барабане. Пейдж, конечно, оценил это. В конце концов, он играл с некоторыми лучшими сессионными барабанщиками, и они знали, когда, где и как ударить барабан. Несомненно, это знал и Бонэм“.

Уорд вспоминает барабаны Бонэма того времени. „Они были такие же, как у всех в 60-х. Прежде чем он стал играть в Zeppelin, у него было несколько барабанов, в основном Ludwig, я думаю. Когда Zeppelin прилетели в Америку на первый из двух турне с группой Vanilla Fudge, барабаны Бонэма was diminutive next to the mighty blonde Ludwigs of the headliner. According to Appice, „He had a 22“ x 14“, 13» x 9? on the kick, and maybe two 16? x 16? floor toms with a 14? x 5? Ludwig chrome snare, a ride, two crashes, and 14? hats . Когда он увидел мои two 26? maple bass drums, oversized toms, and deep snare, он захотел такие же. Я позвонил Людвигу: «Я думаю, эта группа добьется огромного успеха» . И мы не можем преуменьшать их звучание! Они предоставили ему такую же установку, как и моя, в комплекте с гонгом. Ему это понравилось«.

По настоянию Пейдж и Джонс второй кик вскоре исчез, но это не помешало обеспечивать могучий триоль и оригинальные бас удары, которые стали воплощением его оригинального музыкального подхода. Через несколько лет Уорд видел Бонэма, играющего на другой установке. «Я видел, как он играл на установке своего сына Джейсона в 70-х. Она была небольшая по сравнению с его обычной установкой, но Джон звучало невероятно. Независимо от того, на каких барабанах играл, он мог заставить их звучать оглушающе и очень тонально».

Добавить комментарий