Бирмингемское начало


Вторая часть статьи про легендарного барабанщика Led Zeppelin, первая часть статьи о Джоне Бонэме: Джон Бонэм: Все еще номер один!

Бирмингемское начало

Билл Уорд из Black Sabbath с любовью рассказывает о своем друге: «Мое самое раннее воспоминание о встрече с Джоном Бонэмом было в пабе Уорф в Омберсли, графство Вустершир, около 1964 года. Он играл The Crawling King Snakes, а также популярные песни того времени, в том числе, блюз и R & B. Его ритмы были безупречны. Делая каждую песню свою, он превращал ее в нечто превосходное. Прекрасным примером может быть композиция «Morning Dew». Из всех версий, которые я слышал, в том числе и оригинальные, ни одна не может сравниться с King Snakes в исполнении Джона Бонэма».

Уорд также вспоминает, что «иногда во время поездок в Drum City, магазин в центре города Бирмингем, принадлежащий барабанщику BBC Light Jazz Orchestra Майку Эвансу, я случайно встретил Бонэма наряду с другими великими барабанщиками, которые были беглецами космополитический толпы, выбравшие Бирмингем в качестве своего дома. Некоторые визиты превращались в мини-курсы по повышению квалификации. Я наблюдал, как Майк исполнял своего Пюрди. Я думаю, что он «подсадил» каждого на Бернарда Пюрди, чья игра на хай-хэтах была несравнима. Бонэм просто робко сидел в стороне, а его бас барабан говорил на таком языке, который, казалось, знал каждый, но все еще не мог овладеть им так, как это сделал Бонэм. Много различных барабанных стилей существовали, и так или иначе все они оказались в магазине Майка. Нам хватало элементарных знаний о музыке того времени». Но Уорд также признается: «В 1964 – 65гг. я не понимал, что Джон делал. Много раз я наблюдал, как он играет, и думал, что он губит песни, как будто он потерял свое первенство. Странно, но после нескольких тактов он гармонировал свои удары со всеми, с кем бы он не играл. В конце концов я понял, что он делает. Он всегда был Номер Один, даже если иногда это звучало и не так».

Гленн Хьюз, басист и вокалист Trapeze и Deep Purple , в новом проекте (Black Country Communion) которого барабанную партию исполняет сын Джона Бонэма Джейсон, также искренне вспоминает музыканта: «В 1968 году я впервые увидел,как играет Джон. Он выскочил на сцену с моим музыкальным детищем Finders Keepers в Rum Runner в Бирмингеме и в значительной степени разнёс барабанную установку. Я слышал истории о большой парне из Реддитча с большими руками. Через пару лет он стал работать со мной и Trapeze на многих концертах. Он был высший класс … поразительно!».

Уорд вспоминает, что талант Бонэма, оглушительно звучащего и порой, казалось, разносящего в пух и прах свои барабаны, заключался в том, что он был от природы одаренным и очень образованным учеником. «За его почти брутальной и хаотичной внешностью скрывался милый и заботливый мужчина, безнадежно пойманный в сети барабанов и барабанщиков. И его знание об игре на барабанах били через край. Именно такого Бонэма я знал».

К 66 -67 гг. Джефф Бек и Джимми Пейдж, управляемые психоделией сингла Yardbirds «Happenings Ten Years Time Ago», расширяющей сознание композицией Beatles Revolver и успехом Cream и Хендрикса, выдвинули на первый план реальный потенциал для господства британских поп и рок. Но теперь британские блюзовые бэнды Chicken Shack, Bluesbreakers Джона Мейоллома и Fleetwood Mac Питер Грина также были частью этого микса.

«Бонэм был источником вдохновения, когда он играл халф-тайм блюз», — вспоминает Уорд. «Его ритмы всегда были настолько восхитительны, и он заполнял пустоту между четвертой нотой малого барабана триолью и полуритмами , удивляя слушателей и срывая радостные аплодисменты за каждое великолепное исполнение, что казалось невозможным». Как отмечает Хайсмен ,музыкальность в 60-х годах не имела значения.

«Музыкантов считали достойными внимания по их собственному праву. Средства массовой информации интересовались не их образом жизни, а навыками игры, которые создавали музыку. Я только что купил Melody Maker [ британский музыкальный еженедельник ] 1970 года, с тремя статьями на главной странице : «Джими Хендрикс мертв», « Colosseum (моя группа) наняла Крис Фарлоу в качестве вокалиста», «Гарри Джеймс и Big Band приезжают в Британию».

Это не значит, все было идеально, но с Beatles, стирающими практически все, что существовало раньше, музыка приобрела глубокий смысл. Между тем, в студиях вокруг Лондона Джимми Пейдж и Джон Пол Джонс были самыми популярными сессионными игроками, которых приглашал на записи почти каждый, начиная от Kinks и The Who и заканчивая Донованом и Дасти Спрингфилдом, прежде чем Пейдж присоединился к Yardbirds. В то время как с Джеффом Беком эта группа процветала, то с Пейджем была на грани краха, хотя на сцене гитарист взял тяжелый подход с песнями как , например, «Dazed And Confused».

Когда ему был необходим новый певец и барабанщик, Пейдж отправился в Бирмингем, где скучное небо окутывало некогда процветающее индустриальное прошлое города, музыкальная жизнь которого была представлена сотнями пабов и клубов, заполненных дымом и беспорядочно разбросанных по всему городу и в окрестностях прилегающей к нему Черной страны английского Мидлендса. В качестве вокала он выбрал хиппи-блюзового Роберт Планта, и Плант порекомендовал шумного Бонэма. Пейдж попался на крючок.
Что-то должно было случиться

В номере Melody Maker за 12 октября 1968 заголовок гласил: «Остался только Джимми, чтобы сформировать New Yardbirds». Молодой гитарист из нового состава группы прокомментировал: «В основном мы играем блюз, но не в стиле Fleetwood Mac. [Эта группа в то время, с гитаристом Питером Грином, была абсолютно блюзовым коллективом.] Я ненавижу термин «прогрессивный блюз», но это более или менее то, что Yardbirds играли в конце. Приятно знать, что сегодня вы можете создать группу, чтобы играть музыку, которая вам нравится, и люди будут слушать».

В начале года Jeff Beck Group с выдающимся Микки Уоллером в качестве барабанщика со своим дебютным альбомом Truth с участием Джимми Пейджа, Джона Пола Джонса и музыканта The Who Кейта Муна заложили шаблон тяжелому блюз-року. Но по наблюдениям Тони Ньюмана, именно хрипло тяжелое звучание композиций в альбом Beck-Ola стало основой тяжелого фанка как, например, интерпритация Led’ами «Jailhouse Rock» и «All Shook Up» Элвиса Пресли.

Неизменно проницательный Пейдж был сторонником этой концепции. «Когда New Yardbirds вернулись со своего первого турне по Европе», — говорит Ньюман — «вокруг Лондона стоял настоящая шумиха, вызывающая дрожь по всему позвоночнику. И мы знали, что происходит что-то радикальное» [Бек и Zep менеджер]. Питер Грант неоднократно собирал вместе всех парней из Zeppelin, чтобы посмотреть выступления Beck Group, при этом говоря: «Давай посмотрим на их выступления , потому что эта группа скоро перестанет существовать»[смеется]. Но наша группа -три игрока и солист, играющая тяжелый рок блюз , была идеей, которая, Питер знал, сможет быть воплощена в жизнь».

Одно из первых выступлений Zep было на концерте с Бадди Майлзой ,Бадди Гайем, Джеком Брюсом и Colosseum Джона Хайсмена. «Для меня», — говорит Хайсмен — «Led Zeppelin были другой группой , которая, я чувствовал, станет более успешной , чем Colosseum, поскольку она может произвести эффект относительно простыми песнями. Colosseum как будто появился с другой планеты, и это означало, что я все больше и больше мог по достоинству оценить Джона и его группу — и я стал фанатом. Я купил записи. Но я никогда не воспринимал все то, чем занимались Led Zeppelin в качестве того, чем бы я хотел заниматься».

Продолжение статьи о Джоне Бонэме

Часть 3: Джон Бонэм и его влияние на нас

Добавить комментарий