Дэниэль Дэ Лос Рейес — принц перкуссии!


Дэниэль Дэ Лос Рэйес — первоклассный латинский перкуссионист. Он выступал по всему миру, записывался и снимался в клипах с такими звездами как Дженифер Лопез, Рики Мартин и Глория Эстебан, рок — музыкантами Джимми Баффетом, Джоном Мейером и Линдси Бакнигхэмом. Дэниэль никогда ни на чем не зацикливается и всегда старается расширять свои горизонты. Так что выступление с Заком Брауном и его группой играющей в стиле кантри (музыканты которой, к тому же, не стесняются импровизировать) — вполне логичный шаг.

Для Дэниэля нет ничего странного в том что бы добавить немного латинского и африканского перкуссионного звучания в музыку кантри. «Я встретил Зака в музыкальном лагере в Северной Калифорнии» — так Дэниэль рассказывает о том, как он «докатился» до исполнения кантри. «Около года назад я просто прогуливался с джэмбе (африканский барабан) за спиной, никого не трогал, и вдруг наткнулся на Зака. Мы с ним познакомились и он пригласил меня на пару минут на сцену». После выступления Браун и Дэ Лос Рейес распили бутылочку джэка и проиграли вместе до трех часов утра. Брауну в душу запала латинская перкуссия. Дэниэль показал ему пару ритмов, и ребята просидели до того момента, пока не устали настолько, что уже не могли играть. Через год Браун попросил Дэ Лос Рейеса отыграть с ними полную программу. Фанатам это понравилось. Всем было видно, что Дэниэль хорошо влился в коллектив и достиг коллосального взаимопонимания с Заком. «Я просто остался в этой группе и все» — рассказывает с усмешкой перкуссионист. «Не было никакой бумажной волокиты, никаких формальностей. Зак просто посадил меня вместе с ними в туровый автобуса, и вскоре я убедился, как он крут как человек и как музыкант. Первое, что он мне сказал, показывая автобус — «Бро, все мое — твое. Располагайся». Я никогда раньше не сталкивался с такими людьми. Техники, повара, музыканты — все жили одной большой семьей, и они приняли и меня тоже. Я всегда очень рад, когда становлюсь частью команды!»

СВОБОДУ БРАТСТВУ!

Скорее всего это первый опыт Дэ Лос Рейеса в стиле кантри, но Дэниэль не растерялся. «Я не вешаю ярлыки на звучание группы. Просто музыка классная. В их случае вполне логичным был бы вопрос «А что же вы добавили в блюдо? Оно восхитительно на вкус!» Браун с ребятами играют все. Начиная с гитарных баллад, заканчивая регги и R&B. Добавив в их песни перкуссию я открыл новое измерение в их звучании. У Зака есть песня «Caged», которая по идее играется в размере 7/8. Но черт возьми, границ не существует! Играй что хочешь и как хочешь, если оно звучит!» У Дэ Лос Рейеса еще не перестала кружиться голова после тура, а Браун уже предложил ему поучавствовать в записи нового альбома под названием «Unchained». Материал, который Браун принес в студию состоял из дорожных набросков и демок новых песен. Зак уже знал, как каждая из этих песен должна звучать. Но к их созданию он подключил каждого музыкантов. «Я был в студии, и мог накладывать сови партии друг на друга. За два дня мы отписал перкуссию к двенадцати песням». Для Дэниэля особым испытанием было совмещение перкуссионной партии с партией барабанов в исполнении Криса Фриера, который уже долго сотрудничал с Брауном. Фриер был знаком с семьей Дэ Лос Рейес и знал о их вкладе в эволюцию латинской музыки. За неделю до записи Крис и Дэниэль собрались вдвоем и продумывали партии ударных для каждой песни. Э­то было похоже на то, чем они занимались в туре: пробовали, экспериментировали, добавляли новое звучание и слушали. «Получились какие то мюсли — смесь бананов и овсянки» — говорит Дэ Лос Рейес. «Крис просто поразил меня. Он что то среднее между Карлосом Вега и Джефом Поркаро. Его невероятная техника и великолепные знания в сумме с любовью к барабанам сделали очень много. Я на двадцать лет старше большинства участников группы, но до сих поражаюсь их музыкальному опыту, которого у меня в их возрасте не было».

CIRQUE DU SOLEIL ЭТО ТЕ КОМУ НЕ СИДИТСЯ НА МЕСТЕ

Хоть работа с Заком Брауном и отнимает много времени, Дэниэль не может усидеть на месте. К счастью, Зак планирует график выступлений таким образом, что 4 дня в неделю музыканты могут отдыхать. В это время Дэ Лос Рейес занят в своей компании в Лас Вегасе, которая помогает продюсерам с поиском и установкой барабанов и перкуссионных сетов. Один из первых его проектов — это организация выступления барабанщиков на открытии Cirque du Soleil’s, которое должно было продлиться с полуночи до полудня. Дэниэль так же поучивает на досуге а так же принимает участие в программе помощи детям — инвалидам Opportunity Village. Дэниэль учит детей, что через перкуссию и барабаны они могут лучше узнать друг друга. «Я собрал кружок барабанщиков, в который набрал детей из Opportunity Village и из местной высшей школы, и организовал их выступление. Моя затея удалась на славу, да к тому же еще и сблизила детей. Организаторы программы Opportunity Village сказали мне, что никогда прежде не могли добиться того, что бы дети так открывались друг перед другом и перед другими людьми. Вот это для меня настоящая награда!»

СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ

Семья Дэ Лос Рейес уже три поколения занимается музыкой и Дэниэль хочет продолжать семейную традицию. Он всегда любил барабаны и уже в три года что то настукивал на папиных пэдах. Его отце, Альфредо Дэ Лос Рейес 3 был одним из самых успешных и влиятельных кубинских перкуссионистов. Он один из первых включил конги и другие прекуссионные барабаны в сет обычной установки.

«Когда я был молодой, я не мог спокойно усидеть на месте. Вот почему барабаны и перкуссия для меня идеально подходили. Мне нужно было что бы одновременно работали все мои четыре конечности. Когда мне было двенадцать, отец пытался научить меня играть на пианино, но это не мое. Смог ли я быть кем нибудь еще? Не думаю… Я люблю музыку и мне кажется что мое призвание было предопределено.

Дед Дэниэля, Альфредо Дэ Лос Рейес 2 родился на кубе и участвовал в основании Casino de la Playa — одной из самых популярных кубинских групп сороковых — пятидесятых годов. Его отец работал студийным музыкантом на Кубе и играл с такими звездами как Тито Пуэнте, Качао, Тито Родригез, Перез Прадо и Армандо Пераза. Дэниэль родился в Нью Йорке а вырос в Лас Вегасе, куда его отец переехал что бы найти работу в массовке какой нибудь группы. Он играл с Джорждем Бернсом, Милтоном Берле, Деби Рейнольдсом. Как только мой отец понял всею серьезность моих намерений по отношению к барабанам — он усадил меня перед книжкой Джорджа Лоуренса «Stone’s Stick Control»».

ЗА ГРАНИЦЫ ДЖАЗА

 

Дэниэль рассказывает, что его отцу было тяжело с ним. Парню постоянно хотелось чего то импульсивного, мощного, а отец же хотел удостовериться, что его сын усвоил все основы. В итоге он просто отправил сына к Ирву Клугеру, одному из лучших джазовых барабанщиков в городе. «Я начал заниматься с Ирвом, когда мне было одиннадцать лет. И он наконец показал мне, как важно быть сконцентрированным. Он мне что то показывал, и потом я возвращался домой и весь день отрабатывал это».

Клугер был не единственный уитель Дэниэля. Двери дома его отца всегда были открыты для барабанщиков, и к ним часто захаживали Джо Морелло, Билли Кобхэм, Алекс Акунья, Качао, Луи Бэльсон. В принципе, любой барабанщик мог напроситься к ним в гости, например, после своего выступления где то поблизости, и просидеть там за барабанами в приятной компании хоть до утра. Таким образом Дэниэль впитывал в себя самые разнообразные техники.

«Мой отец выступал в маленьком кабаке The Desert. Когда мне было семь, он взял меня с собой на работу и усадил на сцене. Я увидел Ричи Литла, Джимми Дена, Вэйна Ньютона и еще кучу народа. Мой отец мог два раза прорепетировать песню, а затем выйти, сыграть ее и порвать весь зал. Моими же игровыми площадками были гримерки в отелях.

К моменту поступления в высшую школу Дэ Лос Рейес уже играл на профессиональном уровне. Когда Big Band Луи Бэльсона выступали в университете Лас Вегаса, Дэниель сидел с мыслью, что он может сыграть не хуже них. Вскоре после выпускного он присоеденился к группе Бэна Верена и начал карьеру гастролирующего музыканта.

Хоть Дэниэль и мог спокойной переиграть соло Джона Бонэма, он всегда фанател от конгов. «Мне нравится чувствовать пластик под руками. Когда мой брат подрос — он постоянно зависал за отцовскими барабанами, а я выходил на улицу с конго.

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ

Пару лет назад Дэаниэль выпустил свой первый альбом — San Rafael 560 сборник кубинских ритмов и мелодий пятидесятых, шестидесятых и семидесятых годов. Его брат и отец участвовали в записи. «Теперь иногда по утрам мама включает эти мелодии. И когда я просыпаюсь — меня обволакивает запах кофе и звуки Grand Combo».

San Rafael 560 — адрес семьи Дэ Лос Рейес, когда они жили на Гаване. Теперь этот дом вдохновляет новый проект — документальный фильм об истории кубинской музыки. «Casino de la Playa, группа моего деда, вывезла нашу музыку за пределы Кубы и выступала в Мехико, Пуэрто Рико и Нью Йорке. Ритмы, которые мы слышим сегодня, были придуманы еще тогда. Мои дед, отец и их друзья играли их в те времена, а я играю их сейчас, может быть в чуть чуть измененном виде. С тех пор как начались съемки этой документалки, умерло много восьмидесяти- и девяностлетних барабанщиков, так что времени у нас не так много. Мы хотим что бы каждый из еще живых барабанщиков тех времен дал интервью а может быть даже и сыграл нам. Я буду писать саундтрэк к этому фильме в стиле 50х-60х годов вместе с людьми, которые писали музыку в те времена».

«Фильм будет про выдающихся музыкантов которые выступали за пределами кубы на радио в США, про тех кто играл в Тропикане 40 лет назад. Я разговаривал с Кандидо недавно. Ему исполняется в этом году 92. Под конец моей беседы он чуть не заставил меня расплакаться. «Я же не вечен… Звони мне по чаще». И он прав — стрелки идут, часы тикают. И я должен закончить этот фильм!»

Добавить комментарий