Студийные трюки с Роном Красински

Впитывайте студийный опыт!

Посмотрев на его резюме, можно заключить что Рон Красински провел очень много времени за барабанами в течении его многодесятилетней карьеры. Он переиграл практически со всеми, начиная с оркестра военно — воздушных сил США, заканчивая мюзиклами на Бродвее, телесериалами и такими артистами как Долли Партон и Доктор Дре. Дома, на концерте или в студии, Рону все равно в каком жанре и что играть. Он все равно отыграет на высшем уровне. За годы игры рока, попсы, хип – хопа, джаза и еще много чего, Красински набрался незаменимого опыта, который позволяет ему теперь играть любую музыку в любом жанре и где угодно.

Главное – здоровое отношение

Отношение Красински к студии можно описать такими словами: «главное – не я а другие музыканты. Когда ты на студии – играй песню. Ты слушаешь ее и понимаешь, что ей нужно еще. А я хочу поговорить с музыкантом, услышать его демо, услышать то что слышит он. Именно после этого я узнаю, что мне делать. Не что мне играть, а что мне именно делать. Может быть даже придется прибегнуть к драм – машине. Главное – гармоничное звучание. Делайте звук реальным и живым. Вот для чего мы в группе! Не дублируйте, а привносите что то новое!»

Инструменты

Большую часть своей карьеры Красински провел в Лон Анжелесе, а с 1995 обосновался в Нэшвиле. Мы столкнулись с ним, когда он собирал свою перловскую установку на студии Азалеа, не далеко от Нэшвила. Вообще Красински большой любитель перла и эндорсер этой компании. «Они очень хорошо ко мне относились, а я люблю их инструменты. Их профессиональные барабаны просто великолепны. А еще мне очень нравятся перловские педали.

С таким же энтузиазмом Красински относится и к тарелкам Bosphorus. «Они вручную выкованы в Турции, вот в чем все дело. Если играть на таких толстых тарелках на студии – вы будете слышать только буманье. А более тонкие тарелки обеспечивают плавное затухание звука». Красински предпочитает не перемешивать барабаны от разных установок, т.к. все они сделаны из разного древа. А это большая разница. «Когда я начал сотрудничать с Pearl, я обратил внимание, как качественно у них подогнаны барабаны. А то что вы видите в магазинах – то так, сборная солянка».

Из пластиков Красински предпочитает Remo Powerstrokes на малый барабан. «Более агрессивное и резкое звучание обеспечивает этот пластик мне. Особенно это важно на записи. Когда я бью по своему малому барабану, кажется, что внутри подушка. И звук получается такой «Бамп». Играйте агрессивнее! Особенно по бас – бочке. Играйте не от колена, а всей ногой!

Настройка томов

Для работы на студии у Красински есть пара секретов по настройке томов. «Я не заглушаю их полностью. Мне нравится, что бы они звучали. Поэтому я просто наклеиваю на тома клейкую ленту. И чем больше том – ем больше кусок ленты. И в итоге, когда я бью по тому, клейкая лента (которую я приклеиваю только краями) сначала подскакивает, а потом прижимается обратно к пластику, приглушая звучание. Я не хочу полностью заглушать барабан. Таким образом я даю ему немного позвучать. А главное – теперь не будет такого, что при ударе по малому том будет «отзываться». Я даже не использую заглушки, потому что я хочу живого звучания!»

Секреты малого барабана

А еще одна фишка Красински – использовать на студии пиколло, а не обычный малый барабан. «Я совершенно случайно, когда менял пластик на пиколло, заметил одну особенность. Барабан был еще не настроен и звучал низко. И мне это понравилось! Это круто звучит – низко, резко, и без звона. Осталось только приглушить чуть чуть, используя тот же метод, что и с томами, и все!» А в довершение всего, не зависимо от малого, Красински ставит широкие струны снизу. «Я предпочитаю широкие струны, потому что далеко не всегда звукорежиссеры подзвучивают барабан еще и снизу. А широкие струны как то компенсируют это. Я каждый год предлагаю Pearl ставить широкие струны на все малые барабаны. Компания Gretsch делала так в шестидесятые, но сейчас все об этом забыли. Не знаю как другие, а я обратил внимание, что если не подзвучивать низ – звук становиться чуть чуть другим».

Красински использует еще пару фишек, что бы сделать звучание малого барабана более энергичным. «Я всегда держу палочку в левой руке задом наперед. И партии со смещенными акцентами я всегда отыгрываю другим концом палочки, да еще и с римшотами. Веди никто не хочет, что бы его малый барабан звучал как коробка.

Настройка инструментов на студии

На студии Красински любит настраивать барабаны как можно ниже. «Я это делаю потому что не люблю средние частоты. Если хоть что то оказывается на одной частоте с ними – они просто уничтожают это. Например вы можете вдруг перестать слышать гитару или клавиши из – за этого. Кстати вот еще одна причина для использования пиколло. А с томами, я люблю, что бы они затухали плавно, но не долго. Потому что если долго – они начинают дребезжать. А если настроить их слишком высоко – томы звучат как консервные банки. Иногда это круто звучит, например как у Бэнджамина Моттона, когда он настроил высоко свой 13” том. Но на том томе вообще не было послезвучия, и именно по этому он звучал так хорошо.

Будь последователен

Часто задается вопрос, чем отличается игра в студии от игры на концерте. Красински говорит, что последовательностью и динамикой. «Если вы играете не джаз, а что то потяжелее, то в студии надо все отыгрывать все четко. Нужно, что бы удар палочкой приходился всегда в одно и то же место. Нужно быть более последовательным, а на сцене – более динамичным».

«Когда я пытался на записи играть динамично, звукорежиссер сказал: «Играй четко. О динамике позабочусь я. По барабанам надо наносить удары, звонкие и четкие». Если так – они запоют для тебя.» Но это не значит, что нужно играть сухо и без души. «Даже играя четко, можно придать партии немного динамики. Все равно между всеми ударами есть маленькое различие». Красински так же подчеркивает, что более последовательная динамика облегчает использование триггеров, если они нужны.

И не смотря на все вышесказанное, Красински не особо меняет стиль своей игры в студии и на сцене. «Ваша техника – это ваша техника. И с ней ничего не поделаешь». Он так же не меняет кардинально установку в студии. «Вам должно быть удобно, что бы не отвлекаться на мысли о том, что и как сделать. Важна музыкальная память. Я смотрю вперед, а не на барабаны».

Микрофоны и вызвучка

Касательно микрофонов у Красински тоже есть свои предпочтения. «Используйте Shure SM57!!! Они подходят для всего!» Как и многие, Красински предпочитает эти микрофоны на малом барабане (и сверху и снизу). Касательно позиционирования, Красински утверждает, что барабан должен стоять под таким же наклоном, как и микрофон. Для томов он использует Sennheiser MD441. Сейчас вообще производят специальные микрофоны, которые звучат классно именно потому, что они заточены под барабаны. При ударе вы получаете насыщенный звук.
Что же касается микрофонов общей вызвучки, Красински предпочитает Earthworks. «Они звучат реально классно. Вообще самые дорогие микрофоны должны вызвучивать полностью установку. Если у вас есть достаточно денег, что бы купить себе микрофоны – выложитесь на микрофоны общей вызвучки, потому что это самое ключевое звено. А самый дешевый можно поставить на хай – хэт. Любой высокочастотный мик подойдет. И микрофон на хэте должен быть наклонен, если вы не хотите случайно сбить его».

 

Красински предпочитает, что бы микрофоны общей вызвучки стояли у него за спиной. «В них идет тот звук, который слышу я, к тому же они снимают звук с верхних пластиков». Так же ему нравится, что бы перед ним стояло еще пару микрофонов.

Наушники

В наушниках Красински предпочитает вообще не слышать барабаны. «Я уже знаю, что мне делать. Вся ритм секция должна быть тяжелой. А вокал – это уже песня, мелодия. Песня не для барабанщика, а для певца, артиста. И я хочу слышать эту самую песню в наушниках.

Клик Клик Клик

Не смотря на то, что Красински не фанат стандартизирования партий, он предпочитает еще и слышать что то похожее на метроном. «Мне удобнее ,когда я слышу какую то ровную партию, а не обычное «Клик клик клик»». Но без прорезающего микс «кликанья» — никуда. «Мне нравится слушать колокольчики, потому что мои уши устают. А шейкеры не подходят так как а общим миксом их не слышно».

«Вообще хорошо еще дать барабанщику играть в метроном, а остальным музыкантам – под барабанщика. В другом случае гитаристы должны уметь играть ровно без поддержки. Если же они не умеют – пусть идут куда подальше!»

Нужно играть живенько

Спустя примерно 50 лет игры в самых разных местах, красински не потерял энтузиазма. «Что интересно в игре в студии – это то, что каждый раз открываешь что то новое. Я играл с музыкантами, которые говорили: «Я могу играть так». А когда продюсер им говорит «А вот так сможешь?» они отвечают «Нет, так я не могу». Я же учусь всегда и на всем. И учусь у всех, потому что каждый новый музыкант привносит что то свое. Постарайтесь забыть о своем эго сразу же, как заходите в студию. У вас может быть престижное музыкальное образование, но главное обучение начинается в студии».

Добавить комментарий